Главная / Внешняя политика / Участие в Лейпцигской ярмарке

 

Германские власти старались использовать любые события в двусторонних отношениях между СССР и Германией для того, чтобы скрыть их остроту, замаскировать подготовку к агрессии.

В апреле 1941 г. СССР был демонстративно приглашен принять участие в Лейпцигской ярмарке. В том же месяце был заключен двусторонний протокол об упорядочении пограничной линии на одном из участков в районе Балтийского моря. В связи с этим вновь инспирировались слухи о том, что в советско-германских отношениях намечается «нечто позитивное», о возможности обмена визитами видных государственных деятелей, вплоть до приезда в Берлин И. В. Сталина.

Заверения гитлеровцев в миролюбии, их лживые декларации, лицемерные улыбки не меняли главного в советско-германских отношениях — весьма ожесточенной борьбы непримиримых противников, не принимавших ни одного крупного внешнеполитического решения без учета возможной реакции другой стороны. Противодействуя антисоветской деятельности Италии, советская дипломатия, в частности, не упускала возможности использовать Германию и ее влияние на Рим, с тем чтобы хотя бы отчасти притупить антисоветизм правительства Муссолини. Линия на учет взаимных противоречий империалистических союзников в определенной мере была результативной.

Дело в том, что, занятое подготовкой наступления против Франции, гитлеровское руководство считало ненужной конфронтацию своего итальянского союзника с СССР в данный конкретный момент. Время для этого, по мнению Берлина, еще не созрело.

19 января 1940 г. Риббентроп просил поверенного в делах Италии в Германии М. Горелкин.