Главная / Внешняя политика / По свидетельству Таннера

 

Сдержанность СССР, его готовность к мирному урегулированию конфликта опровергали все домыслы о некой заинтересованности в «большевизации» Финляндии, которые столь активно распространялись финской и международной реакцией как до начала войны, так и на всем ее протяжении. 1 марта ввиду успехов Красной Армии финляндскому кабинету пришлось наконец принять решение о начале мирных переговоров.

В Москву через А. М. Коллонтай было сообщено: финляндское правительство считает, что может «рассматривать указанные условия как отправную точку для переговоров и принимает их в принципе». По свидетельству Таннера, «едва только кабинет принял свое решение, как на него стало оказываться сильное давление извне, Франция и Англия. ., пытались всеми имеющимися в их распоряжении средствами помешать Финляндии вести мирные переговоры с Советским Союзом» Из Лондона ультимативно заявили, что «в случае, если переговоры с Советским Союзом будут продолжаться, всякая подготовка (к отправке экспедиционных войск. — Я. С. ) будет прервана, а поставки оружия и экономическая поддержка прекратятся». Советский полпред в Англии И. М. Майский сообщал в НКИД 11 марта 1940 г. : «Правительственные круги крайне раздражены «опасностью» мира между СССР и Финляндией».

9 марта 1940 г. полпред СССР во Франции Я. 3. Суриц писал в НКИД: «Призыв Хельсинки «не поддаваться» и «не уступать» сопровождается здесь самыми заманчивыми и категорическими обещаниями».