Главная / Страны СССР / В том же духе рассуждал

 

Эта политика резко отличалась от той, которая стояла на повестке дня в 1913 г.: тогда Ленин утверждал, что партия должна осудить все виды национальной дискриминации, но при этом говорил, что «дальше этого идти в поддержке национализма пролетариат не может, ибо дальше начинается "позитивная" конструктивная деятельность буржуазии, стремящейся к укреплению национализма». В том же духе рассуждал и Зиновьев: выступая в 1920 г. перед украинской аудиторией, он заявил, что «языки должны развиваться свободно, а в конце, по прошествии многих лет, одержит победу тот язык, который имеет более глубокие корни, более насыщенную историю и более значительную культуру».

А секретарь ЦК КП(б)У Д. 3. Лебедь назвал это теорией «борьбы двух культур», и в этой борьбе, «при наличии партийной политики нейтралитета, победа русского языка будет обеспечена благодаря его исторической роли в эпоху капитализма». Однако на состоявшемся в 1923 г. съезде партии нейтралитет в борьбе культур был подвергнут резкому осуждению.

Да и сам Зиновьев теперь уже утверждал: «Мы должны прежде всего отвергнуть "теорию" нейтрализма. Не можем мы стоять на точке зрения нейтральности… Мы должны помочь нерусскому народу создать свою школу, должны ему помочь создать свою администрацию на родном языке…

Коммунисты не должны стоять в сторонке и выдумывать мудреное слово "нейтральность"».

Нейтралитет, настаивал Зиновьев, был всего лишь прикрытием для великорусского шовинизма. И в резолюциях 1923 г. эта позиция получила поддержку.

Как проявление великодержавного шовинизма был осужден не только призыв Пятакова к действенной борьбе с национализмом, но даже ленинская политика нейтралитета, которую он отстаивал до революции.

Борьба двух культур, о которой говорил Лебедь, была осуждена в 1923 г. — осуждена точно так же, как и аналогичная левая позиция, которой придерживались в Татарстане и Крыму.