Главная / Страны СССР / Перемещение заводов из Центральной России

 

Он даже поставил под вопрос конституционность Верховного Суда СССР.

На последнем заседании ЦИК постоянный противник Скрипника Юрий Ларин посмеялся над его действиями:«Я знаю, что на заседаниях ЦИК к частым выступлениям товарища Скрипника люди относятся весьма скептически. Стоит ему подняться на трибуну, он сразу же вытаскивает сборник наших законов и начинает говорить: "Это неконституционно и то неконституционно.

Вот здесь мы имеем дело с нарушением прав союзных республик, а здесь, посмотрите, имеется проблема, которую не приняли во внимание" И так далее — так, что зачастую ктонибудь, да брякнет: "Эй, а не все ли равно, где мы поставим запятую — там или здесь?"». Приправленное юмором выступление Ларина вызвало сочувственные аплодисменты.

От бравад Скрипника восточные делегаты нередко приходили в восторг, но их собственные интересы лежали совсем в другой плоскости.

В частности, они были озабочены тем, чтобы выбить у центра как можно больше ассигнований. Еще во время проходивших в 1923 г. дискуссий о советской Конституции будущий первый секретарь Компартии Казахстана С. X. Ходжанов заметил, что если Украина билась за Конституцию, то главной проблемой восточных республик было сокращение центрального финансирования, которым сопровождалось установление нэпа. Постановления 1923 г. намечали перемещение заводов из Центральной России в отсталые восточные республики, однако из-за финансовых трудностей от этих проектов пришлось быстро отказаться.

И в октябре 1924 г. среди представителей восточных республик распространилось недовольство.

Во время дискуссий ЦИК по новому бюджету, согласно которому требовалось, чтобы все культурные программы финансировались местными властями, смелый представитель Дагестана ТахоГоди гневно напомнил о содержавшемся в постановлениях 1923 г. обещании «создать фактическое равенство среди национальностей» и указал на то, что это требует денег.