Главная / Страны СССР / Органы центральной власти Узбекистана

 

А поскольку все это время узбеки так и оставались меньшинством в госаппарате республики, это обрекло узбекизацию языковой сферы на поражение. Органы центральной власти Узбекистана (за однимединственным поучительным исключением) никогда (разве что время от времени) не прилагали переводы на узбекский язык к рассылавшимся инструкциям, которые были написаны по-русски. Исключением из правила был Комиссариат просвещения, парадигматически следовавший «мягкой линии»: в августе 1931 г. он действительно полностью перешел на узбекский, который стал рабочим языком аппарата этого комиссариата.

Опыт Наркомпроса Узбекистана оказался поучительным. Его внутренняя работа шла как обычно, но его корреспонденция, направляемая в другие организации, либо оставалась без ответа, либо возвращалась обратно с требованием прислать перевод на русский. В комиссариате шутили, что это было для них большим преимуществом: «Законодательные органы, а особенно Совнарком, теперь стали принимать все наши предложения в том виде, в каком мы их подготовили (то есть на узбекском языке)».

Этот эксперимент продолжался больше года, и в 1933 г. комиссариат снова перевел свое делопроизводство на русский.

То же самое произошло и в многочисленных сельских и районных советских организациях в Узбекистане (да и в других местах тоже), которые перешли на родной язык, но всю информацию получали на русском и потому постепенно тоже перешли на русский263.

А поскольку культурная революция была сопряжена с существенным усилением влияния центра в сельских районах, по иронии судьбы, это привело к сокращению сферы использования языков народов СССР.