Главная / Страны СССР / Обвиняли в «терминологической диверсии»

 

Аналогичная схема действовала и во время показательного процесса над украинской СВУ, проходившего в 19291930 гг. Как и в Белоруссии, главные дискуссии, которые привели к судам и чисткам, разворачивались вокруг литературной политики и контроля над ней со стороны Украинской академии наук118.

Как и там, политика в сфере языка играла важную роль и на самом показательном процессе, но в данном случае подсудимых обвиняли в «терминологической диверсии», а не в попытках латинизации. В своем отчете о процессе Скрипник отмечал, что «множество старорежимных лингвистов теперь, во время процесса над СВУ, сидит на скамье подсудимых, поскольку стало известно, что они занимались вредительством в области терминологии»"9. И в некоторых статьях, появившихся после суда, это обвинение повторялось.

Таким образом, к 1930 г. в западных республиках установилась прочная и стабильная связь между проблемами языка и террором. Совершенно очевидно, что в первую очередь она должна была возникнуть на советском Западе, потому что именно там вопросы культурной гегемонии воспринимались особенно болезненно.

Украинская и белорусская культуры были очень близки как к русской, так и к польской культурам.