Главная / Страны СССР / Мы не можем допускать отделения регионов

 

Н. Нурмаков: «Мы не можем допускать отделения регионов Казахской республики; этого делать нельзя, потому что это означало бы размежевание Казахской республики…

Это будет равнозначно распаду Казахской республики… По этому вопросу съезд должен твердо заявить о своей позиции тем товарищам, которые хотят от нас отделиться, — равно как и тем товарищам из центра, которые, вообразив, будто казахское население якобы угнетает национальные меньшинства, хотят отделить наши пограничные районы от Казахской республики (курсив мой — Т. М. ). Мы не должны этого допустить ни при каких условиях, потому что, повторю, попустительство дальнейшему отделению может стать причиной распада, ликвидации Казахской республики и всех наших достижений».

Именно поэтому казахское руководство отказалось сотрудничать с комиссией ВЦИК даже и после особого вмешательства Калинина. Тупиковость сложившейся ситуации создала атмосферу неопределенности, способствовавшую усилению этнической мобилизации и этнических конфликтов. А когда в 1925 г. в Казахстане появилась комиссия Серафимова, для местного русского населения это стало сигналом слабости казахских властей, что содействовало усилению сепаратистской агитации.

Серафимов заявил, что он получил от местных русских полторы тысячи индивидуальных жалоб. А вот местные казахские и киргизские руководители утверждали, что подстрекал к подаче этих жалоб сам Серафимов.

Секретарь киргизского обкома написал Сталину, что Серафимов занимался «умышленным собиранием жалоб и подстрекал местные советские органы и местное население писать жалобы».

Зеленский, руководитель Среднеазиатского республиканского бюро (Средазбюро), с этим согласился. Асфендиаров, единственный союзник казахов во ВЦИК, передал секретарю ВЦИК Киселёву специальную подборку материалов ОГПУ, доказывающих сфабрикованность «жалоб, буквально наводнивших приемную Калинина».

В конечном счете эти обвинения привели к тому, что в апреле 1926 г. комиссия Серафимова была ликвидирована.