Главная / Страны СССР / Лучше уж я пойду в ближайшее село и там проголосую

 

На примере этих случаев очевидна разница между официальной правительственной теорией национальных советов и общепринятым представлением о них. Несмотря на стремление к этнической сегрегации, не отделимое от образования микроскопических национальных территорий, в официальном правительственном положении подчеркивалось, что национальные советы не должны становиться этнически однородными формированиями.

Украинцы в немецком сельсовете не утрачивали своих национальных прав.

Национальные советы существовали для того, чтобы помочь национальным меньшинствам сохранить свою культуру и пользоваться своим родным языком в повседневной жизни. А в народе на национальные советы смотрели как на свои собственные территории.

Или, как утверждал один еврей-большевик: «В еврейских национальных советах еврейские массы чувствуют жизнь, в полной мере выявляют все свои способности, а вот в других советах они зачастую чувствуют себя чужими». Но коль скоро официальный этнический статус предоставлялся даже и тем немногочисленным деревням, которые составляли один сельсовет, к меньшинствам почти неизбежно начинали относиться как к чужакам. И именно поэтому местные жители не только могли потребовать их изгнания, но и на самом деле выдвигали такие требования.

В отчетах ГПУ Украины сообщалось, что во время переписи 1926 г. в Житомире «в связи со слухами о том, что украинцев будут изгонять из польских сельсоветов, бывали случаи, когда украинцы скрывали свою подлинную национальность и говорили проводившим перепись счетчикам, что они — поляки».