Главная / Страны СССР / Как шутил Петровский

 

Как и раньше, положение дел у административных работников было чуть хуже. К первой категории были отнесены лишь 11,3 % из них, а ко второй — 21,8 %. Эти показатели были лишь ненамного выше, чем показатели классово враждебных специалистов (9,7 % и 18,1 % соответственно).

И, как сообщалось, несмотря на политику «нажима» и «жесткой линии», члены партии поддавались украинизации хуже, чем беспартийные. Но хуже обстояли дела в комсомоле. В процессе работы по-прежнему разговаривали по-русски.

И прежде всего на самом верху.

Или, как шутил Петровский на заседании ЦИК: «Мы начнем собрание на украинском, а закончим его на русском».

Переход на украинский язык в процессе работы так и остался нерешенной задачей. Таким образом, хотя Затонский и хвастался, что благодаря партийному нажиму удалось подавить открытое сопротивление украинизации, главной проблемой оставалось пассивное противодействие. Вряд ли можно было объяснить трудностью задачи то, что десятки тысяч служащих, бегло говоривших по-русски, так и не научились хотя бы слабо владеть украинским.

Шумский говорил, что он выучил польский всего за полгода — после того как его послали в Польшу полномочным представителем Украины («А если бы меня послали в Китай, то я бы выучил китайский за два года»).

В отчетах ЦК по-прежнему сообщалось о пренебрежительном отношении к украинскому языку.