Главная / Страны СССР /  Да и Агамалиоглы тоже любил вспоминать

 

Эти же образы воскрешал и лингвист Н. Ф. Яковлев, повествуя о первом латинизированном чеченском букваре: «Когда первый учитель приехал в горы с букварем на чеченском языке, напечатанном латиницей, они взяли этот букварь под прицел, "ранили" его и казнили».

Да и Агамалиоглы тоже любил вспоминать о том, «что если в Дагестане горецмусульманин находил скомканный обрывок газеты, напечатанной арабским шрифтом, то он его сразу же поднимал, бережно прятал и относил домой. Почему? Да потому что в самих буквах содержится частица божества».

И латинизация была призвана освободить суеверного мусульманина от рабского благоговения перед архаичной письменностью, которое делало его зависимым от духовенства, знающего арабский язык.

Таким образом, благодаря ее риторике латинизации была представлена как движение, призванное содействовать разрушающей стороне культурной революции, как атака на ислам и феодальный образ мышления.

А потому и неудивительно, что во многом кампания за латинизацию так широко распространилась в начале нэпа и на деле стала первой восточной программой культурной революции, получившей одобрение центра.