Главная / Национальная безопасность / Воспротивился Максим Литвинов

 

На Дальнем Востоке этнические чистки откладывались, хотя корейцам угрожали депортацией еще в 1926 г. Массовые аресты корейцев были произведены в 1935 г.  В июле 1936 г. Дальневосточный крайком сам попросил у Совнаркома разрешения установить на Дальнем Востоке пограничный режим, чтобы помешать «активной политике местных властей Маньчжурии и Японии, использующих каждое пересечение границы с нашей стороны или для вербовки шпионов и диверсантов, или для выдвижения разного рода обвинений против Советского Союза». Этому воспротивился Максим Литвинов, который заметил, что Портсмутский договор запрещает проводить «военные мероприятия на корейской границе».

В данном случае нежелание встревожить японцев оказалось сильнее, чем боязнь японского влияния на корейское население дальневосточных пограничных районов.

И лишь 28 июля 1937 г., после вмешательства Николая Ежова и Климента Ворошилова, Наркомат иностранных дел был вынужден согласиться с установлением на Дальнем Востоке нового пограничного режима.