Главная / Национальная безопасность / Верность Пьемонтскому принципу

 

Все это не только подорвало веру в Пьемонтский принцип, но и привело к убеждению, что «благодаря мудрой политике Пилсудского» Западная Украина стала «Пьемонтом для привлечения недовольных элементов на [Советской] Украине».

По мере того как трансграничные этнические связи все больше и больше рассматривались в качестве важного канала, через который проникало иностранное капиталистическое влияние, советская ксенофобия приобретала этническое измерение. Равновесие между верностью Пьемонтскому принципу и советской ксенофобией решительно сместилось в пользу последней из за того, что хлебозаготовительный кризис осени 1932 г. был интерпретирован с точки зрения национального фактора.

Идея о том, что трансграничные этнические связи существенно усугубили внутриполитический кризис, стала официальной доктриной. Постановление Политбюро от 14 декабря 1932 г. явилось не только поворотным пунктом в истории коренизации, но еще и триумфом этнизирован ной советской ксенофобии и важной вехой на пути к советским этническим чисткам.

Помимо критики украинизации постановление от 14 декабря содержало еще и приказ выселить все население кубанской казачьей станицы Полтавская, «за исключением действительно преданных советской власти и не замешанных в саботаже хлебозаготовок».

На основании этого постановления 9187 казаков Полтавской были высланы на Крайний Север.

Кроме того, в следующем месяце были депортированы жители еще двух кубанских казачьих станиц (Медведовской и Урупской) и большинство жителей станицы Уманской.