Главная / Национальная безопасность / В СССР в целом наиболее опасен

 

Развернутую в Татарстане кампанию по смещению его с должности Хатаевич истолковал как доказательство наступления татарского национализма. На партийном совещании в июне 1926 г. он попытался оспорить нормативное положение советской национальной политики: «Хотя в СССР в целом наиболее опасен великодержавный шовинизм, но в Татарской республике одинаково опасны оба уклона.

Сейчас здесь положение уже не такое, каким оно было до XII съезда.

Происходит быстрый рост национальной буржуазии». В декабре он утверждал, что местный шовинизм зачастую носит «наступательный характер», а русский шовинизм — «оборонительный характер». Выдвинутое Хатаевичем предложение пересмотреть положения национальной политики испугало многих татарских коммунистов, стали распространяться слухи, что планируется ликвидация Татарской республики.

Судя по всему, была встревожена и Москва. Поэтому на Татарскую областную партийную конференцию в 1926 г. послали такого крупного деятеля, как Косиор, и он публично осудил политическое новшество, предложенное Хатаевичем.

Пожалуй, Хатаевич неверно истолковал «дело Шумского» на Украине, восприняв его как сигнал для атаки на национал-коммунистов в других республиках. На самом же деле центр и не возбуждал, и не желал возбуждения «дела Шумского».

Но, несмотря на сильное противодействие со стороны татар и отказ в поддержке со стороны Москвы, Хатаевич оставался на своем посту еще два с лишним бурных года. В конце концов разразилась «забастовка наркомов». Делегация в составе десяти наркомов и других высокопоставленных татарских деятелей, включая двух членов Бюро обкома, приехала в Москву, где ее принял Косиор, тогдашний секретарь ЦК ВКП(б).

Делегаты обратились к Косиору с ходатайством о смещении Хатаевича. На сей раз Хатаевич спокойно согласился с переводом на другую работу, и в начале 1928 г. ЦК, едва не назначив первым секретарем Татарстана Николая Ежова, в конце концов определил на эту должность М.