Главная / Национальная безопасность / Тревога Сталина не прошла

 

К этой проблеме он обратился снова в 1925 г., когда Микоян в качестве секретаря Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) поддержал предложение объединить Юго-Осетинскую АО (часть Грузии) с Северо-Осетинской АО (частью РСФСР), чтобы создать объединенную Осетинскую АССР в составе Грузинской республики. Вначале Сталин поддержал это предложение, поскольку разделение осетин между двумя граничившими друг с другом национальными территориями было нарушением принципов советской национальной политики13. Однако вскоре у Сталина возникли серьезные сомнения.

В 1925 г. во время отпуска он проехал по всему Северному Кавказу и имел возможность обдумать этот вопрос более тщательно. Его письменные заметки о возможных последствиях воссоединения осетин весьма поучительны:«Теперь, живя на Северном Кавказе и пристальнее присмотревшись к здешним реальным условиям, я вижу, что эта политика, если довести ее до крайности, неизбежно приведет к многочисленным серьезным минусам, которые могут ухудшить наше политическое положение в русских и нерусских областях. Печальнее всего, что эти минусы уже возникли, по крайней мере на Северном Кавказе.

Во-первых, вслед за осетинами вопрос о превращении в республику и выходе из РСФСР с вхождением в Закавказскую республику ставят чеченцы. Во-вторых, Дагестан подготавливает вопрос о выходе из РСФСР и вхождении в Закавказскую республику.

Несомненно, что за ними потянутся ингуши и другие.

В-третьих, видя все это, казаки (пока терские и кубанские казаки, а потом к ним присоединятся и донские) уже поговаривают об автономии и создании казачьих республик, заявляя, что они "не хуже осетин и дагестанцев", что у них "тоже есть свои собственные интересы", что "зачем обижать русских, не давая им того, что дано нерусским" Это ростки русского национализма, и это самая опасная форма национализма.