Главная / Национальная безопасность / Сталин подкрепил свои слова

 

ЦК заявил, что пришло время преодолеть групповые конфликты и национализм…

Товарищ Морозов не принял все меры для того, чтобы эти разногласия и групповые конфликты не переросли в битву между двумя лагерями». Сталин подкрепил свои слова решением послать руководить Татарской республикой видного деятеля партии М. М. Хатаевича, председателя влиятельного отдела кадров ЦК.

Приехав в Татарскую республику, Хатаевич быстро решил, что примирение невозможно. Он, как и Морозов, полагал, что для восстановления порядка ему необходимо наказать тех, кто заражен татарским национализмом.

А чтобы не казалось, будто он настроен антитатарски, Хатаевич одновременно приказал партии более активно проводить коренизацию, взяв для себя за образец Кагановича на Украине и Голощекина в Казахстане.

Любое нарушение партийной дисциплины татарскими коммунистами он воспринимал как свидетельство национального конфликта группировок. И в результате вскоре он поссорился не только с татарскими правыми, но и со многими левыми, которых он изобретательно окрестил ультралевыми.

Ультралевые, утверждал он, использовали интернационалистическую риторику, чтобы оказать противодействие централизму Москвы, «не замечая, что таким образом они иногда соскальзывают в настоящий национализм». Через несколько месяцев после прибытия Хатаевича делегации татарских коммунистов направились в Москву, в надежде добиться его смещения.

Даже этнические русские были обеспокоены «грубостью» Хатаевича и утверждали, что «ЦК наверняка будет вынужден вмешаться в татарские дела еще раз»88.

Присутствовавший на Татарской партийной конференции в декабре 1926 г. Станислав Косиор, тогдашний секретарь ЦК ВКП(б), подверг Хатаевича публичной критике за то, что он проигнорировал инструкции ЦК по поводу разделения коммунистов на левых и правых: «Понятия "левый" и "правый" товарищ Хатаевич пытался наполнить неким идеологическим содержанием, но это ему не удалось».