ОГПУ обвинило СВБ в подготовке заговора с целью захвата сопредельной территории РСФСР, а также дерусификации и полонизации белорусского языка. Цель членов СВБ, согласно ОГПУ, состояла в том, чтобы оградить Белоруссию от любого русского влияния путем «создания искусственных границ на востоке»2,10. На Украине ОГПУ лишь намекнуло, что украинизация могла содействовать возникновению заговора СВУ — и Косиор тут же решительно осудил это мнение.

А в Белоруссии, где в деле СВБ было замешано в определенной степени практически все белорусское партийное руководство, ОГПУ пошло дальше. Как и члены СВУ, руководители СВБ признались, что их целью было «взять под свой контроль белорусизацию». А поскольку в числе сочувствующих заговору были и нарком просвещения, и руководитель Отдела печати ЦК, то утверждать, что это им удалось, было гораздо легче.

Давая показания ОГПУ, Балицкий сознался, что курсы белорусоведения были созданы по совету СВБ и что «эти курсы, как засвидетельствовали некоторые арестованные, были настоящей школой подготовки пропагандистов и агитаторов».

Адамовичу поставили в вину также то, что он проводил «активную белорусизацию восточных районов [Белоруссии], например проводил стремительную белорусизацию Калининского округа»241.

А поскольку и создание курсов белорусоведения, и активная белорусизация были официальной политикой партии, то в данном случае их критика предполагала, что белорусизация подлежала, по крайней мере, пересмотру, если не упразднению.