Главная / Национальная безопасность / Секретарь Казахского крайкома

 

И это отражало мнение большинства русских членов партии, считавших, что национальная политика не имеет большого значения. Например, в 1927 г. первый секретарь Казахского крайкома партии Филипп Голощекин сообщал: «Когда я упомянул о национальном вопросе на нашей краевой конференции, один из сторонников оппозиции крикнул, что у нас есть и куда более важные вопросы для обсуждения».

В-третьих, многие оппозиционеры не просто не интересовались ленинской национальной политикой, они относились к ней откровенно враждебно. Это было продолжением твердого интернационализма Пятакова.

Написанная в 1927 г. книга Ваганяна «О национальной культуре» развивала его идеи: в ней доказывалось, что партия должна способствовать созданию единой интернациональной культуры, а не отдельных национальных культур. Книга Ваганяна не была официальным документом оппозиции. Однако, поскольку представленные в ней аргументы отражали широко известные взгляды оппозиционеров и в мае 1927 г. Ваганян подписал составленную оппозицией «платформу 83х», его книгу стали повсеместно считать манифестом оппозиции о национальной культуре.

Как было сказано выше, если бы оппозиция решительно поддержала Ваганяна, она бы встретила сочувственный отклик в национальных регионах — как у русских, так и у представителей коренных национальностей, составлявших левую оппозицию.