Процесс воплотил в себе страх советского руководства перед возможным заговором сменовеховской интеллигенции, ее западноукраинских партнеров, а также польского и германского правительств. Таким образом, процесс по делу СВУ стал еще одним шагом по пути постепенного отказа от Пьемонтского принципа, а также признаком усиливающегося недоверия ко всем заграничным связям советских людей и показателем решимости Советов занять активную оборонительную внешнеполитическую позицию.

В связи с наличием внешнеполитического аспекта встает вопрос: не являлись ли мишенью суда над СВУ и национал-коммунисты, то есть те этнические украинцы, которые были наиболее привержены украинизации?

Ведь в конечном счете наибольшую озабоченность во время «дела Шумского» вызывало то, что находившиеся за рубежом украинские националисты скорее сами переориентируют украинских коммунистов, склонив их к национализму, чем перейдут в лагерь большевизма. И хотя в связи с процессом по делу СВУ ни одного коммуниста не арестовали, почти во всех остальных национальных показательных процессах фигурантами дел были видные коммунисты.

Зачастую в центре внимания на процессе была сама должность наркома просвещения, которую нередко занимали бывшие националисты180.

Следовательно, было бы наивно предполагать, что если национал-коммунистов на Украине не арестовали, то их и не собирались запугивать в ходе суда над СВУ.