Главная / Национальная безопасность / При максимальном отчуждении

 

Скрипника обвинили в том, что он содействовал «ослаблению хозяйственных, политических и культурных связей между Украиной и другими советскими республиками… при максимальном отчуждении украинского языка от русского посредством замены русских слов польскими, чешскими и немецкими». Это стало частью процесса реабилитации русской культуры и русской национальности, которую после 1933 г. принижать уже не полагалось (как этого требовали принципы, лежавшие в основе империи положительной деятельности), а, наоборот, требовалось активно поддерживать, так как она является объединяющим центром Советского Союза. Риторика украинского террора 1933 г. изобиловала призывами к братству: «расцвет Украинской ССР в братской семье СССР», «пролетарский интернационализм, усиленный братством народов».

Скрипниковская пропаганда культурного соперничества между РСФСР и Украиной, а также предпринимавшиеся им попытки присоединить сопредельные территории РСФСР, его стремление украинизировать РСФСР — все это теперь решительно осуждалось. «Братство народов» в 1935 г. было преобразовано в «дружбу народов» и стало повсеместно употребляемой метафорой нового советского национального устройства.