Главная / Национальная безопасность / Право на ассимиляцию предполагало отказ

 

Во-вторых, как и Таджиев, он настаивал на праве на ассимиляцию, в отличие от принуждения к ассимиляции. Теперь это стало общим правилом. В-третьих, Хацкевич ссылался на желания отдельных представителей национальных меньшинств, а не просто апеллировал к новым целям государства.

И это отнюдь не было лицемерием.

Многие нерусские родители действительно хотели расширить социальные и материальные перспективы своих детей и поэтому посылали их учиться в русскоязычные школы. Право на ассимиляцию было не только новой государственной политикой, но и давней потребностью значительной части национальных меньшинств, живущих на территориях с преобладающим русским населением.

Право на ассимиляцию предполагало отказ от этнической дивергенции в пользу национальной консолидации.

Предвестником такой перемены стало состоявшееся в 1934 г. объединение Чеченской и Ингушской автономных областей в единую ЧеченоИнгушскую автономную область. Национальную консолидацию существенно ускорила брошенная мимоходом во время доклада 1936 г., посвященного проекту новой Коституции Союза ССР, реплика Сталина: «В Советский Союз входят, как известно, около 60 наций, национальных групп и народностей».

Но это, разумеется, не было известно достоверно. Перечень, составленный по итогам переписи 1926 г., включал около 200 народностей, а перечень, скорректированный в 1927 г., признавал 172 народности.

Более того, в 1936 г. свыше сотни отдельных национальностей имели свои собственные национальные советы68.

Число, которое привел Сталин, всего лишь представляло советские национальности, имевшие свои национальные округа, области или республики.