В Воронеже написанное по-украински ходатайство было возвращено с таким комментарием: «Пишите по-русски; мы тут пока еще не в составеУкраине, а в РСФСР»44.

В Курске один администратор провел опрос среди местных украинцев, хотят ли они, чтобы у них были украинские школы, и «получил неожиданный ответ — в пользу присоединения к Украине».

В результате к 1 января 1927 г. существовало всего лишь 590 школ, ведущих преподавание на украинском языке, которые предназначались для 7,9 млн проживавших в РСФСР украинцев.

И тем не менее Наркомпрос продолжал упорно требовать, чтобы их количество было увеличено. В частности, он не признал довода, что местному населению следует предоставить право самому выбирать язык преподавания в школах.

И в 1926 г. Наркомпрос принял программный документ об образовании на родном языке, в котором мнение властей выражалась с абсолютной ясностью:«Главным принципом определения языка преподавания для представителя любой национальности должен быть родной язык ребенка.