Главная / Национальная безопасность / Первая тенденция, поддержка ассимиляции

 

Эти нации консолидировались и получили государственность благодаря действиям советской власти и были скреплены «дружбой народов».

Но в этой новой концепции было одно существенное противоречие. С одной стороны, как уже отмечалось в главе 10, во время «великого отступления» было вновь провозглашено право советских граждан на ассимиляцию и право выбирать этническую идентичность.

С другой стороны, пропагандировались примордиальная «фёлькишэтничность» и в определенной степени — неизменное советское социалистическое национальное сознание. Первая тенденция, поддержка ассимиляции, предполагала, что этничность была исторически обусловлена и подвержена изменениям, а вторая — пропаганда примордиальности — что этничность присуща человеку изначально и никогда не меняется.

Это противоречие полностью объяснить нельзя.

Советская национальная политика середины 30х гг. была более практичной, но менее последовательной, чем национальная политика 20х, которая была неосуществима, но зато логически последовательна.

Право на ассимиляцию было дано ради разрешения двух практических проблем. Первая проблема заключалась в необходимости консолидировать множество национальностей и национальных территорий таким образом, чтобы их размеры позволяли этими территориями управлять, а вторая — в необходимости дать родину этническим русским, что было достигнуто посредством русификации РСФСР.

Все понимали, что огромное большинство советских народов не будут ассимилироваться, и не поощряли их к этому. Наоборот, усилия были направлены на консолидацию их национального самосознания, а глубинные исторические корни их этничности подчеркивались и прославлялись.

Примордиализм был главной тенденцией советской национальной политики 30х гг., а в период позднего сталинизма после окончания Второй мировой войны восторжествовал окончательно.