Главная / Национальная безопасность / Отчет ОГПУ всего лишь представил в форме

 

Совершенно очевидный смысл дела СВБ оставшиеся на свободе белорусские руководители уловили очень быстро.

После того как в прессе появилась первая информация о СВБ, руководитель агитпропотдела Белоруссии А. Сан кевич, хотя и не был привлечен по этому делу, написал покаянное письмо в ЦКК.

Он оправдывал себя по всем пунктам обвинения, кроме одного, признав свою «грубейшую политическую ошибку — посещение вечеринок и застолий» с представителями белорусской интеллигенции23*. Таким образом, отчет ОГПУ всего лишь представил в форме заговора то, о чем так тревожился Затонский: что часть белорусского руководства сочувствует сменовеховской интеллигенции и проводит ее политическую линию. ОГПУ заставило одного из руководителей СВБ признать, что в 1926 г. «руководство [СВБ] поставило перед собой цель: сделать так, чтобы все вопросы — до того, как решение по ним будет принято правительством — предварительно обсуждались белорусской интеллигенцией и только после этого поступали на утверждение правительства».

Другой «заговорщик» описал это «как попытку заменить диктатуру пролетариата диктатурой белорусской интеллигенции».

Более того, поскольку считалось, что СВБ выполнял приказы польского правительства, ОГПУ вынудило одного из обвиняемых по делу СВБ похвастаться, что «бюджет Белорусской ССР утверждался не в Москве, а в Варшаве».

Тем самым и на этот раз было облечено в форму заговора беспокойство Затонского о том, что правительство Пилсудского может воспользоваться антирусскими настроениями белорусского руководства в своих целях.