Однако через десять лет Сталин признал, что на Украине эта политика потерпела крах:«Я говорил о живучести пережитков капитализма. Следует за метить, что пережитки капитализма гораздо более живучи в области национального вопроса, чем в любой другой области. Они более живучи, так как имеют возможность хорошо маскироваться в национальном костюме.

Многие думают, что грехопадение Скрипника есть единичный случай, исключение из правила. Это не верно».

Это было чрезвычайно важное заявление. Оно свидетельствовало о растущей обеспокоенности Сталина невозможностью противодействовать национализму с помощью коренизации.

Национализм стал постоянной затаившейся опасностью и требует периодического проведения чисток и кампаний террора. Но Скрипника критиковали не только за теоретические ошибки относительно националбольшевизма.

Его обвинили также в том, что он, по словам Косиора, «чрезвычайно переоценил и преувеличил национальный вопрос».

Сославшись на Сталина, украинские руководители обвинили Скрипника в том, что он сделал «национальную политику чемто самодовлеющим, [вместо того] чтобы считать ее частью общей проблемы пролетарской революции».