Главная / Национальная безопасность / Одержимость безупречностью переводов

 

Упоминание о том, что русский является языком Ленина и Сталина, было не случайным. В 30е гг. оно стало обычным словесным оборотом. В результате возникла и постоянно усиливалась одержимость безупречностью переводов «классиков марксизмаленинизма» на нерусские языки.

Диманштейн обратился и к этому вопросу. Он отметил пагубную тенденцию переводить «международные термины».

А в их число входили не только такие действительно международные марксистские термины, как «пролетариат», «класс», «социализм», но даже такие чисто русские, как «совет», «пятилетка», «кулак» и даже «генеральная линия партии». Теперь вызывали подозрение поиски синонимов таких терминов в местных языках, хотя это было совершенно естественно и довольно легко: «Путаница понятий приводит к искажению классовой линии, к искажению генеральной линии партии».

И наконец, Диманштейн подверг критике мнение о превосходстве диалекта и выступил в защиту права на ассимиляцию. Было бы неправильно, сказал он, создавать литературный язык для каждой этнической группы. Некоторым из них следовало бы использовать литературный язык более крупной родственной национальности, как, например, мингрелы пользуются грузинским: «Не имеет смысла увлекаться бесконечным разделением наций».

А другим группам следует принять русский язык. Диманштейн справедливо заметил, что в этом отношении многие родители непреклонны: «Не навязывайте нам наш прежний язык. Не заставляйте наших детей становиться такими же беспомощными, как и мы»100.

Вот так впервые со всей решительностью были сформулированы политика этнической консолидации и право на ассимиляцию.