Главная / Национальная безопасность / Никакого официального отказа не произошло

 

В связи с этой активизацией борьбы против Советского Союза… наш главный огонь мы теперь должны направить против белорусского национализма и националдемократии… которая фактически пошла на приступ УССР».

Как мы уже видели, принцип «главной опасности» был тесно связан с коренизацией. А если так, то отказ от него ставил под вопрос всю политику белорусизации.

Но никакого официального отказа не произошло, хотя после нескольких лет настойчивого внимания к этому вопросу он внезапно исчез и со страниц белорусской печати, и из партийных резолюций. Оказалось, что белорусское руководство неверно истолковало сигналы, поступавшие из центра. В июне 1930 г. Сталин заявил, что великодержавный шовинизм попрежнему остается главной опасностью во всем Советском Союзе.

Белорусская пресса немедленно изменила курс и в качестве покаяния обрушилась на беднягу Семена Диманштей на. В статьях снова стали указывать на угрозу, которую несет белорусизации великодержавный шовинизм.

Официально ЦК КП(б)Б пересмотрел свою политику на октябрьском пленуме 1930 г.  За свою ошибку белорусское руководство подверглось официальной критике: она прозвучала на заседании Оргбюро, проходившем в феврале 1931 г. Каганович отметил «антибелорусские настроения», существовавшие в русифицированной Гомельской области, и призвал к «активной работе по национальному вопросу».