Главная / Национальная безопасность / На Сталина и Орджоникидзе

 

Существенную поддержку оппозиции оказали лишь в Грузии, где к ней присоединились многие члены бывшего грузинского руководства, которые были обижены на Сталина и Орджоникидзе еще со времен «грузинского дела» 1922-1923 гг. Таким образом, в определении окончательной судьбы левой оппозиции национальная политика не сыграла никакой роли.

Однако ее запоздалое решение обратиться к национальному вопросу возымело свое влияние в другом: центр усилил внимание к левым и правым в национальных регионах, связав раскол в партийных организациях республик с политикой, проводимой центром.

Несмотря на то что оппозиция предложила гипернационалистическую платформу, для рядовых партийцев левые по-прежнему ассоциировались с интернационалистическими установками Пятакова и Ваганяна.

И об этом не следует забывать, потому что, когда в 1928 г. Сталин начал свою «революцию сверху», объявил правый уклон наиболее опасным и приступил к ликвидации нэпа, в партии широко распространись мнение, что это означает победу левой оппозиции и в национальной политике.