Смещение акцентов с класса на народ и «народное» помогает объяснить, почему все больше внимания уделялось народной культуре как буквальному воплощению народности и почему произошел сдвиг в сторону примордиального, «фёлькишнационального» понимания национальных культур.

Культ народности, распространением которого сопровождалось принятие Конституции 1936 г., был связан не только с тем, что в советский дискурс было введено понятие «социалистическая нация», но и с расширением употребления выражения «советский народ».

Может показаться, что появление этого термина свидетельствует о попытке создать советскую национальность.

Но это не так.

Выражение «советский народ» (или его близкий синоним «советский патриотизм») чаще всего использовалось в рассуждениях о необходимости дать отпор возможной иностранной агрессии. «Советский народ» всегда представлялся как «наш многонациональный советский народ».

В статье о советском патриотизме, опубликованной в «Правде», говорилось о «нашем великом Советском Союзе — общем доме трудящихся всех национальностей (курсив мой. — Т. М. )».

Точно так же передовая статья этой газеты восхваляла «украинский народ, воодушевленный советским патриотизмом так же, как и все народы Советского Союза»95.

И сам Сталин всегда подчеркивал многонациональность советского народа.

В своих замечаниях 1934 г., сделанных по поводу нового учебника истории Советского Союза, Сталин в первую очередь обратил внимание на то, что в учебнике недостаточно уделяется внимания истории нерусских народов Советского Союза.