Главная /  Как доказывалось выше

 

И в этом случае присущий «жесткой линии» язык террора оказался более доходчивым, чем настойчивые утверждения представителей «мягкой линии» о том, что главной опасностью остается великорусский шовинизм. Почему возникло это странное расхождение между линией партии и практикой террора? Существует по крайней мере четыре объяснения того, почему национальная политика так и осталась политикой «мягкой линии», тогда как для подавления национального самовыражения прибегали к мерам, осуществлявшимся в духе «жесткой линии».

Во-первых, как доказывалось выше, с точки зрения культурной политики большевиков создание империи положительного действия отнюдь не считалось главной большевистской задачей, тогда как борьба против буржуазного национализма таковой считалась. Считалось, что для осуществления первой задачи подходит нажим, а для осуществления второй — террор.

Во-вторых, с практической точки зрения местный национализм выражал себя, как правило, в публикациях, тогда как русский шовинизм — в бюрократическом противодействии.