Главная / Национальная безопасность / Изменения угрожали положению

 

И в этом смысле «дело Скрипника» свидетельствовало о расширении масштабов террора, проводившегося в годы культурной революции против сменовеховской интеллигенции, которой так и не удалось «сменить вехи» с национализма на социализм.

Под эту кампанию попала не только сменовеховская интеллигенция, но и на ционалкоммунисты, состоявшие в партии и обвиняемые в том, что, «сменив вехи», они перешли от социализма к национализму. Такие изменения угрожали положению многих бывших влиятельных боротьбистов, находившихся в руководстве Украины, а в особенности секретарю ЦК Компартии Украины Панасу Любченко.

В начале января 1933 г. до Любченко дошла информация о том, что «14 декабря 1932 года, на заседании Политбюро [Сталин] дал в высшей степени негативную оценку [его] роли в осуществлении национальной политики на Украине»2". Охваченный паникой, Любченко написал Сталину два больших письма, в которых детально описал свои многочисленные споры со Скрипником в течение трех предшествующих лет, и в том числе заявил, что скрипниковскую теорию «националбольшевизма» он осудил на состоявшемся в марте 1932 г. заседании Политбюро Компартии Украины. Любченко подробно описал, как, став секретарем ЦК, он смял со своих должностей в ЦК большинство боротьбистов и западноукраинских эмигрантов, но не смог уволить их из Наркомпроса лишь в силу «того чрезвычайно привилегированного положения, которое занимал Скрипник, которого лучше всего охарактеризовать словами: "Ему все позволено"».

Любченко уцелел и в 1934 г. стал председателем Совнаркома Украины, но лишь потому, что всех других боротьбистов подозревал в национализме.