Главная / Национальная безопасность / И это едва ли было случайностью

 

После этого в Кремле проходил прием национальных деятелей искусств, на котором щедро раздавались награды. На всех этих мероприятиях постоянно звучала новая риторическая метафора «дружба народов». И это едва ли было случайностью.

До того как Сталин употребил это выражение во время встречи с таджиками и туркменами, оно почти никогда не употреблялось в советской риторике. Стандартной метафорой было «братство народов». До 1935 г. Сталин также чаще пользовался метафорой братства, хотя время от времени он прибегал и к мотиву дружбы.

Однажды в передовой статье, которая была опубликована в апреле 1917 г., Сталин употребил ту же в точности формулировку, которую он впоследствии канонизировал. Эта формулировка была в том месте статьи, где он настаивал, что только предоставление права на отделение может «усилить доверие и дружбу народов». Во второй раз, в отредактированном варианте его речи, произнесенной в феврале 1929 г. перед украинскими писателями (речи, в которой он впервые поднял проблему единства Советского государства, основанного на новых принципах), Сталин снова упомянул задачу установить «дружбу между народами».

Так еще в 1929 г. Сталин связал метафору дружбы с грядущим изменением советского национального устройства.