Главная / Национальная безопасность / Государственная ксенофобия

 

Советская национальная политика в пограничных районах имела в своей основе существенное противоречие.

Государственная ксенофобия была причиной недоверия к народам, живущим по западной границе СССР, и стремления ограничить их национальное самовыражение, тогда как Пьемонтский принцип требовал проведения шумной пропаганды национальных институтов. В 20е гг. Пьемонтский принцип возобладал.

Однако ему предстояло испытать ряд потрясений как внутриполитического, так и внешнеполитического порядка, начиная с «дела Шумского» и националуклонизма КПЗУ, которые привели к отказу от этнофилии 20х гг. и этническим чисткам 30х. Однако как в 20е, так и в 30е гг. советская национальная политика в этих районах имела одно основание — твердую веру большевиков в политическое значение трансграничных этнических связей. Наиболее ярко иллюстрирует противоречия, существовавшие между советской ксенофобией и Пьемонтским принципом, пожалуй, отношение к иммиграции.

С одной стороны, с точки зрения Пьемонтского принципа иммиграция была победой и убедительным свидетельством того, что Советский Союз притягателен для населения, живущего за его границами.

С другой стороны, иммиграция вызывала опасения, потому она служила отличным прикрытием для иностранного шпионажа. Несмотря на эти опасения, нелегальных иммигрантов, как правило, не депортировали.

Им предоставляли те же права, что и представителям коренных советских национальностей.

Например, афганским иммигрантам (белуджи, джемшидам и хазарейцам) выделяли землю в пограничных районах, создавались афганские национальные территории, ионии получали различные права: «Позитивные советские настроения среди них вызовут симпатию и привлекут к нам классоводружественные элементы из иностранных [афганских] пограничных районов».