Главная / Национальная безопасность / Декабрьские постановления 1932 г. не дали ответов

 

Они были получены в период длившейся целый год пропагандистско-террористической кампании на Украине, известной как «дело Скрипника». И это вызывает удивление, ведь Микола Скрипник был опытным и непреклонным старым большевиком, хорошо понимавшим, какие сигналы посылают власти с помощью террора, тем не менее во время культурной революции он требовал показательного процесса над великодержавными шовинистами в ответ на многочисленные процессы над местными националистами.

Но по иронии судьбы он сам оказался в фокусе самой значимой из всех кампаний национального террора, проводившихся в межвоенный период.

Для того чтобы понять, какие сигналы посылались в ходе этой (а по сути, и любой другой) советской кампании террора, в первую очередь необходимо ответить на два вопроса.

Вопрос первый: против каких именно категорий населения был направлен этот террор?

И вопрос второй: в чем именно обвинялись главные жертвы террора?

Террор 1933 г. на Украине был направлен помимо немцев и поляков против трех основных категорий населения: националкоммунистов (например, все то же «дело Скрипника»), украинских специалистов в области культуры (преподавателей и экспертов в сфере национальной политики в частности) и, наконец, западноукраинской эмиграции.