В-третьих (и это самое существенное), вера советских властей в политическую значимость этничности отразилась в поддержке национальных учреждений и вынудила их выдвинуть Пьемонтский принцип, который предполагал использование трансграничных этнических связей для распространения советского влияния за границей. Однако непомерная боязнь иностранного капиталистического влияния и «иностранной заразы», которую я назвал советской ксенофобией, содействовала также росту недоверия к трансграничным этническим связям. Как только советскому руководству стало понятно, что трансграничные этнические связи нельзя использовать для подрыва власти в соседних государствах и что эти связи могли привести к прямо противоположному результату, оно начало этнические чистки советского пограничья и в конечном счете этнический террор, распространившийся по всему Советскому Союзу.

Чистки народов, имевших подозрительные трансграничные связи, которые привели к их переселению подальше от советских границ, происходили на протяжении всего позднего сталинского периода.