Главная / Национальная безопасность / Через несколько месяцев

 

Сталин в очередной раз недвусмысленно подчеркнул опасность распада РСФСР и образования этнической русской республики, которые могут вызвать рост русского национализма, «наиболее опасного» для Советского Союза. Через несколько месяцев на проходившем в декабре 1925 г. пленуме ЦК Сталин был вынужден вновь обратиться к русскому вопросу. Это произошло, когда безобидное на вид предложение изменить название партии с Российской коммунистической партии (большевиков) — РКП(б) на Всесоюзную коммунистическую партию (большевиков) — ВКП(б) встретило яростное сопротивление".

Еще в 1923 г. Христиан Раковский и Микола Скрипник говорили, что использование слова «российский» по отношению к общесоюзной коммунистической партии является нарушением советской национальной политики, даже если это слово подразумевает сложившееся исторически Российское государство, тогда как «русский» относилось к русскому народу. Попытка переименовать партию на пленуме ЦК 1924 г. вызвала спор, и поэтому обсуждение этого вопроса было отложено до следующего года.

И теперь, через год, официальное предложение, внесенное Молотовым и поддержанное Сталиным, вызвало критику со стороны некоторых ближайших его союзников.

Орджоникидзе выдвинул аргумент, уже знакомый Сталину: «Мы создадим такое положение, когда наряду с всесоюзным ЦК у нас будет еще и русский Центральный комитет. Подобное положение, по моему мнению, поможет не преодолению национализма, а его разжиганию»19.

Ворошилов заметил, что подобные возражения выдвигались еще тогда, когда этот вопрос обсуждался на Политбюро, и поддержал позицию Орджоникидзе: «Если теперь хотят переименовать партию по названию правительства, то тогда, по логике вещей, нужно будет создать Русскую Коммунистическую партию.