«Харбинцы», в основном этнические русские, были работниками железной дороги.

После продажи железной дороги Японии многие возвратились в Советский Союз.

Однако хотя они и были этническими русскими, с точки зрения советского руководства их трансграничные этнические связи с остававшимися в Китае харбинцами практически сделали их своего рода диаспорной национальностью.

Таким образом, будучи русскими, они одновременно были «народомврагом» и одной из мишеней «национальных операций» во время Большого террора.

Это представляется убедительным свидетельством того, что советские этнические чистки диктовались соображениями именно советской, а не русской ксенофобии. Для диаспорных национальностей Советского Союза изменения, которые произошли в советской национальной политике после декабрьских постановлений Политбюро 1932 г., обернулись беспрецедентными бедствиями: этническими чистками, массовыми арестами и сотнями тысяч расстрелов. Диаспорные национальности составляли лишь 1,7 % совокупного населения Советского Союза (2,75 млн).

Во время Второй мировой войны и после нее практика этнических чисток была распространена и на многочисленные коренные советские национальности, еврейское население Советского Союза тоже постепенно попадало в категорию «народвраг».